Издательская программа

Поиск

Bolshoy teatrmuzeum cover

В 2016 году при поддержке Фонда «Связь Эпох»  в издательстве «Кучково поле» вышел в свет «Русский альбом» Альбрехта Адама. Для данного издания Государственный Эрмитаж впервые предоставил для публикации весь объем иллюстраций из этого альбома.

«Русский альбом» знакомит читателя с картинами немецкого художника Альбрехта Адама, выполненными маслом на картоне, из коллекции Государственного Эрмитажа. Известная, и безусловно ценная с исторической и художественной точки зрения коллекция картин поражает правдивостью изображения действительности, воспринятой чутким и проницательным художником, бывшим непосредственным свидетелем происходившего. В полном объеме «Русский альбом» А. Адама публикуется впервые. Издание включает в себя фрагмент воспоминаний Альбрехта Адама «Из жизни художника-баталиста», посвященных русской кампании, впервые переведенных на русский язык.


Библиографическое описание:

Адам А. Русский альбом / сост. Б. И. Асварищ, Г. В. Вилинбахов; вступ. ст. Б. И. Асварища; коммент. Г. В. Вилинбахова, Р. Г. Григорьева; пер. с нем. Т. А. Граблевской. — М.: Кучково поле, 2016. — 212 с.: цв. ил.

ISBN 978-5-9950-0540-7

Скачать PDF

Купить книгу

 

Альбрехт Адам и его картины

Альбрехт Адам (нем. Albrecht Adam, 16 апреля 1786 — 28 августа 1862) — немецкий художник. Поход Наполеона I в Россию, во время которого А. постоянно зарисовывал все, что происходило вокруг, начиная с пожара Москвы и кончая бегством великой армии, предоставил ему богатый материал, которым он воспользовался для картины «Бородинская битва» и для издания литографического альбома «Voyage pittoresque militaire». Участвовал в походах против Австрии и служил в войсках вице-короля Италии — Евгения. По окончании войны нарисовал альбом в 85 листов, сцены из пережитой войны и большие картины битвы под Москвой. В своих картинах Адам совершенно оставил условную манеру изображения военных действий в виде парадов и внес в батальную живопись значительную долю правды и жизни. 

10 июня 1812 года в Вилленберге «принц Евгений… вручил мне прекрасный портфель сафьяновой кожи... специально привезенный им из Парижа, дабы послужить мне для живописного дневника… похода», — позднее вспоминал мюнхенский баталист Альбрехт Адам (1786–1862).

 

аркадий пластов

 

10 июня 1812 года в Вилленберге «принц Евгений… вручил мне прекрасный портфель сафьяновой кожи... специально привезенный им из Парижа, дабы послужить мне для живописного дневника… похода»,

— позднее вспоминал мюнхенский баталист Альбрехт Адам (1786–1862).

 

 

В свое время Адам был весьма знаменит, но сегодня его имя мало что скажет кому-либо, кроме историков немецкого искусства первой половины XIX века. Здесь нет ничего случайного. Адам — один из тех бесчисленных «малых» мастеров, в чьих работах при всем желании не обнаружишь высших достижений человеческого духа, особенного взлета творческого начала. Их упоминают обычно лишь в связи с чем-то конкретным, имеющим непосредственное отношение не к искусству вообще, а к тем или иным его периодам, к отдельным, существенным для узких специалистов моментам. Но зато их произведения чрезвычайно удобны и убедительны для иллюстрирования разного рода умозрительных построений или определенных исторических трудов. Естественно появление работ Адама на таких концептуальных выставках, как «Мир и война глазами художника»; да и нет, пожалуй, ни одного иллюстрированного издания, посвященного Отечественной войне 1812 года, без воспроизведений картин или литографий Адама.

Альбрехт Адам родился на юге Германии, в Нёрдлингене. Его отец — кондитер и торговец специями — был не чужд искусства, собирал гравюры, рисовал акварелью цветы и фрукты и охотно поощрял рано проявившуюся страсть к искусствам у мальчика, считая, что это пригодится будущему кондитеру. Поворотным в биографии начинающего художника оказался 1800 год. Нёрдлинген заполнили французские солдаты, и умение рисовать неожиданно принесло материальные плоды. «Мне очень понравился гренадер, стоявший на посту, — рассказывал Адам. — Я понял, что он не уйдет и его можно рисовать. Все для этого было при мне, даже акварель. Я уселся на скамеечку, принялся за дело и скоро был окружен зрителями, дружески меня ободрявшими и призывавшими своего товарища не двигаться. Когда рисунок был готов, тот с удовольствием рассмотрел его и дал мне понять, что хочет купить. Услышав это, я схватил краски и расцветил рисунок… Едва я закончил, пост занял другой. Я нарисовал и его. Потом был третий, четвертый… Так продолжалось до вечера. Последней позировала очаровательная донна».

Адама быстро замечают, его статус как художника стремительно идет в гору. В 1809 году он становится придворным живописцем итальянского короля Евгения Богарне, пасынка французского императора Наполеона I. Вместе с ним он выдвинулся в поход на Россию в 1812 году. С армией Адам прошел весь путь до Москвы, был свидетелем всех баталий, превратностей и лишений военного быта.

 

11 июля он писал жене:

«Я прихожу в отчаяние — два месяца марша — ради чего? У меня болит сердце оттого, что я так бездарно трачу подаренное богом время. Война! Ужасное слово… Наши злоключения за эти 14 дней описать невозможно… Кампания 1809 года в сравнении с этой кажется прогулкой».

Со штабом Богарне 14 сентября Адам вошел в Москву. Через десять дней получив шестимесячный отпуск с обязательством вернуться весной, Адам отправился назад, в Германию. Счастливо избегнув печальных по последствиям встреч с казаками и партизанами, сохранив все рисунки и свой дневник, благодаря которому через сорок пять лет он смог так живо и детально воссоздать далекое прошлое, Адам навсегда покинул Россию 5 октября.

Картины художника на сюжеты русского похода пользовались спросом, их охотно заказывали и покупали. Батальный жанр достиг тогда в Баварии наивысшего расцвета, и Адаму приходилось выдерживать конкуренцию не менее мастеровитых и известных П. Хесса, В. Кобеля, К. Хайдека, Д. Монтена. Однако во всем, что касалось русской темы, репутация очевидца обеспечивала ему безусловное предпочтение заказчиков и покупателей.

За 93 дня марша до Москвы Адам сделал более 300 рисунков. Эту цифру, вероятно, со слов самого Адама приводит его первый биограф. Сначала преобладали почти законченные, аккуратно, со многими деталями проработанные акварели. Но постепенно, по мере возрастания тягот похода, их сменили быстрые наброски тушью или карандашом, а нередко, о чем без лишней скромности он вспоминал, под артиллерийским обстрелом приходилось довольствоваться быстрыми, а иногда беглыми зарисовками для памяти. Через полгода в Милане Адам показывал свои рисунки Богарне, «который просмотрел их внимательно и с интересом до последнего листочка, был рад, что я так много сделал и сберег, просил привести все в порядок и беречь до новых распоряжений».

 

Они последовали через три года:

«В 1815–1825 годы наряду с другими работами выполнил я для принца Евгения по собранным в России рисункам нечто вроде живописного дневника — альбом воспоминаний о русской войне — 83 изображения маслом на бумаге».

Конечно же, роль Адама в 1812 году не заключалась в сборе материала для скромного домашнего альбома. Ему предстояло создать «победоносные» полотна, прославляющие военные триумфы великого полководца. После 1815 года таковые стали неуместны — заказать их Евгению Богарне было не суждено.

 

Полистать книгу Альбрехт Адам. Русский альбом

В альбоме Адама нет места тенденциозной ретроспекции. Он предназначался лишь узкому кругу семьи и приближенных Богарне. Других зрителей не было. Самому Богарне, что по-человечески понятно, было интересно вспоминать меняющиеся день за днем пейзажи, экзотические ночлеги под открытым небом, живые сценки, разыгрываемые маркитантками, солдатами и офицерами его корпуса, деревни, местечки, переправы через реки, сражения, где он сразу же находил себя среди штабных офицеров или рядом с Наполеоном. К тому же Богарне не нуждался в изощренных композициях, изысканностях рисунка или особенных колористических эффектах. Он хотел лишь видеть и узнавать то, что было с ним и непосредственно вокруг него — перед своими близкими Богарне не рядился в тогу героя, не примерял маску мученика, мог позволить себе быть самим собой.

Адам великолепно справился с этой задачей, так как был бесконечно далек от проблем, волновавших и усложнявших жизнь художникам, прежде всего олицетворяющим для нас искусство XIX века. По складу характера, образу мышления он был типичным придворным живописцем-ремесленником, полагавшим главным для себя обязательное и безукоризненное исполнение принятых обязательств, готовый немедленно выполнить любое пожелание и уж тем более требование заказчика, находящий подтверждение качественности своей работы исключительно в высочайшем одобрении. И судьба была благосклонна к нему. Постоянная работа давала надежное ощущение душевного равновесия, хорошо оплачиваемые заказы обеспечивали материальное благополучие. Из десяти его детей четверо стали художниками, и на их поддержку он всегда мог опереться.

Ему посчастливилось не потерять благосклонность заказчиков и не пережить свою славу. За несколько месяцев до смерти он успел закончить свои воспоминания и колоссальную (350×500) баталию «Битва при Цорндорфе», заказанную Максимилианом II к столетней годовщине сражения русской армии с войсками Фридриха Великого в 1758 году.

Настоящее издание Фонда «Связь Эпох» и издательства «Кучково поле» — первая полная публикация «Русского альбома». 

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях

 

facebook blue vk blue zen red
logo

123376, г. Москва, ул. Красная Пресня, д. 28, стр. 2, офис 3/305

+7 (499) 253-90-01

fond@svyazepoh.ru

© 2019 Фонд «Связь Эпох»
Все права защищены. Любое копирование материалов на сайте запрещено. © Дизайн и разработка.

Room Booking

Thanks for staying with us! Please fill out the form below and our staff will be in contact with your shortly.