Проект «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом»

Поиск

161726785666453561925691265612598.jpg

Фото: Варшавский повстанец из батальона «Сокол», 1944 г., Варшава

Отказ польского правительства в изгнании признать свершившийся факт — Польша будет освобождена Красной армии и с советской позицией придется считаться — привел к катастрофическим последствиям. Начавшееся по их указке 1 августа 1944 года Варшавское восстание продлилось 2 месяца и привело к гибели 200 тысяч человек, среди которых большинство составляли мирные варшавяне. Вину за провал восстания поляки возлагали на Советский Союз: мол, он не оказал поддержки восставшим, в то время как немцы окружали очаги сопротивления, советские войска ожидали исхода на другом берегу Вислы. Что же тогда произошло?

Еще 31 июля глава правительства в изгнании С. Миколайчик в беседе с В. М. Молотовым заявлял, что поляки хоть и планируют начать восстание, но пока не могут точно сказать, когда это произойдет. Расчет был прост: советские войска продвигаются к Варшаве, поэтому эмигрантское правительство должно поднять неожиданное восстание, разгромить отступающие немецкие войска, объявить о возвращении правительства из Лондона и тем самым приобрести политический вес в стране.

Однако, как мы помним, Сталин не намеревался выгребать чужие каштаны своими руками. И если поначалу советская сторона пообещала полякам оказать некоторую помощь, то после того, как замысел поляков был разгадан, наступило охлаждение. В этой связи в письме С. Миколайчику от 16 августа он писал:

«Близкое знакомство с делом убедило меня, что варшавская акция, которая была предпринята без ведома и контакта с советским командованием, представляет легкомысленную авантюру, вызвавшую бесцельные жертвы населения. К этому надо добавить клеветническую кампанию польской печати с намеками на то, что советское командование подвело варшавцев. Ввиду всего этого советское командование решило открыто отмежеваться от варшавской авантюры, т. к. оно не может и не должно нести никакой ответственности за варшавское дело».

Та же мысль была озвучена в письме Ф. Рузвельту и У. Черчиллю:

«Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян, бросив многих почти безоружных людей под немецкие пушки, танки и авиацию. Создалось положение, когда каждый новый день используется не поляками для дела освобождения Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющими жителей Варшавы. С военной точки зрения создавшееся положение, привлекающее усиленное внимание немцев в Варшаве, также весьма невыгодно как для Красной армии, так и для поляков. Между тем советские войска, встретившиеся в последние время с новыми значительными попытками немцев перейти в контратаки, делают все возможное, чтобы сломить эти контратаки гитлеровцев и перейти на новое широкое наступление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая и действительная помощь полякам­антинацистам».

Советская сторона пошла дальше и не только отказалась оказывать помощь восставшим, но и отказала в предоставлении аэродромов для того, чтобы на них могла приземляться авиация союзников.

«Польский вопрос» стал главным на встрече Сталина и Черчилля в октябре 1944 года. К тому моменту Красная армия уже находилась в пригородах Варшавы, а восстание успело захлебнуться. Британский премьер вспоминал:

«13 октября, в 5 часов вечера, мы собрались на Спиридоновке, где Советское правительство устраивает приемы. Здесь мы выслушали Миколайчика и его коллег. Эти переговоры проводились в порядке подготовки к следующему совещанию, на котором английская и американская делегации должны были встретиться с люблинскими поляками. <…> В тот же день, в 10 часов вечера, мы встретились с членами так называемого Польского национального комитета. Вскоре стало ясно, что люблинские поляки — просто пешки России… их руководитель Берут говорил так: “Мы явились сюда с целью потребовать от имени Польши, чтобы Львов принадлежал России. Такова воля польского народа”. Когда эти слова перевели с польского на английский и русский языки, я взглянул на Сталина и увидел промелькнувшее в его выразительных глазах понимание, как если бы он хотел спросить: “Ну, что вы скажете о нашей советской выучке?”».

По итогам конференции Сталин и Черчилль направили совместное послание Рузвельту, в котором говорилось:

«Британское и советское правительства, закончив переговоры в Москве в октябре 1944 года между собой и с польским правительством, достигли следующего соглашения: После безоговорочной капитуляции Германии территория Польши на западе будет включать в себя свободный город Данциг, районы Восточной Пруссии к западу и к югу от Кенигсберга, административный округ Оппельн в Силезии и те земли, которые Польша пожелает иметь к востоку от линии Одера. <...> Принимая во внимание вышеизложенное соглашение, польское правительство принимает линию Керзона как базу государственной границы между Польшей и СССР. <…> Достигнуто соглашение о том, что на территории, уже освобожденной русскими войсками, немедленно будет создано польское правительство национального единства по договоренности между польским правительством в Лондоне и польским правительством в Люблине».

Итоги встречи оказались неприятны для эмигрантского правительства: Миколайчик был вынужден согласиться с тем, что польско-советская граница будет проходить по линии Керзона. Однако убедить кабинет в необходимости принять это решение он не смог и 24 октября подал в отставку.

Таким образом, Варшавское восстание, заготовленное как триумф эмигрантского правительства, по сути, означало его крах. Вялая англо-американская поддержка уже не могла обеспечивать их власть на польской территории. 8 декабря 1944 года Сталин заявил, что «теперь наша задача заключается в том, чтобы поддержать Польский комитет в Люблине и всех тех, кто хочет и способен работать вместе с ним». В январе 1945 году СССР признал Люблинское правительство законной властью на территории Польши. Вплоть до Ялты Сталин, Черчилль и Рузвельт признавали законными разные правительства.

 

Проект «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом» реализован при поддержке фонда президентских грантов

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях

 

facebook blue vk blue zen red
logo

123376, г. Москва, ул. Красная Пресня, д. 28, стр. 2, офис 3/305

+7 (499) 253-90-01

fond@svyazepoh.ru

© 2019 Фонд «Связь Эпох»
Все права защищены. Любое копирование материалов на сайте запрещено. © Дизайн и разработка.

Room Booking

Thanks for staying with us! Please fill out the form below and our staff will be in contact with your shortly.