«Кучково поле Музеон»

Поиск

Русский фарфор XVIII–XIX веков из собрания Владимира Царенкова

Обладая безукоризненным художественным вкусом, коллекционер Владимир Царенков сумел собрать выдающиеся произведения русского фарфорового искусства XVIII — первой половины XIX века. Составляющие коллекцию более чем 250 предметов Императорского фарфорового завода и московского завода Ф. Я. Гарднера (главным образом элементы столовых и чайно-кофейных ансамблей) попали в Париж с советских распродаж собраний Эрмитажа и конфискованных частных коллекций в 1920–1930-е годы. Издательство «Кучково поле Музеон» подготовило для своих читателей подарок — редкую возможность познакомиться с содержанием частного собрания, большинство предметов из которого публикуется впервые. Книга «Русский фарфор XVIII–XIX веков из собрания Владимира Царенкова» богато иллюстрирована и может похвастаться научными статьями и подробными комментариями искусствоведа, старшего научного сотрудника Государственного Эрмитажа Ирины Багдасаровой.

Одним из достоинств книги является то, что исследователям И. Кулименевой и В. Успенскому удалось выявить источники росписей на фарфоровых изделиях — офорты и литографии из европейских изданий. Так, для двух кашпо эпохи Николая I «Савоярки» и «Зависть» образцом стали одноименные гравюры французского художника Л.-Л. Буальи.

Издание снабжено каталогом произведений, развернутыми текстовыми аннотациями всех представленных изделий, позволяющими не только поближе познакомиться с конкретными произведениями, но и узнать больше об истории русского фарфора XIX–XX веков. Касательно каждого изделия сообщается о похожих работах и работах того же мастера в разных русских собраниях и музеях. Кроме того, в приложении приведены гравюры — образцы для росписей фарфора, марочник и указатель имен.

 

Библиографическое описание:

Багдасарова И. Р. Русский фарфор XVIII–XIX веков из собрания Владимира Царенкова. — М. : Кучково поле Музеон, 2020. — 376 с. : ил.

ISBN 978-5-907174-14-6

Купить

English edition

Скачать PDF

В Европе фарфор научились делать лишь в 1709 году — до этого момента единственными обладателями секрета были китайцы. В России же начало производству «белого золота» царей положил Д. И. Виноградов, в 1746–1747 годах самостоятельно получивший первые массы отечественного фарфора. Тогда же при императрице Елизавете Петровне появился в Санкт-Петербурге и Императорский фарфоровый завод — первый в России и третий в Европе. В. Царенкову удалось приобрести ранние произведения этого предприятия — «виноградовскую» посуду, маркированную российским двуглавым орлом. В коллекции елизаветинское рококо представлено изящными белыми табакерками, чайницами и тарелками из Собственного сервиза императрицы Елизаветы Петровны («Собственного решетчатого»), украшенными рельефными рокайлями, «трельяжными» решетками и надглазурными полихромными росписями. Это был первый парадный сервиз русского производства, рассчитанный сначала на 25 персон, настолько красивый и ценный, что им любовались, но не пользовались. В настоящем издании читатель может познакомиться с двумя полихромными тарелками из этого собрания.

«В середине XVIII века технология и процесс налаживания технической базы петербургского производства не позволяли изготавливать фарфор в большом количестве, поэтому каждое дошедшее до нас елизаветинское изделие представляет истинный раритет».

 

Стоит отметить, что предметы русского фарфорового завода довольно быстро стали пользоваться популярностью при императорском дворе: помимо особо торжественных случаев, изящная посуда использовалась в убранстве царских резиденций и в повседневном обиходе, как дипломатический подарок.

«Становлению художественного облика раннего русского фарфора способствовали восточные образцы и изделия европейских производств, в особенности Майсенской мануфактуры. Творческие пробы в освоении нового материала, прямые и опосредованные влияния китайских и саксонских произведений породили художественно-технологическую неоднородность первых отечественных экспериментов, не раз отмеченную исследователями».

 

Центральное место в собрании занимает екатерининский фарфор. Представлены предметы из цветочного Вседневного (который пополнялся новыми предметами вплоть до правления Николая I), «гротескного» Арабескового, «морского» Яхтинского, украшенного изображениями античных руин Кабинетного сервизов. Интересна декорированная фигуркой двуглавого орла и царственным вензелем чайная пара из сервиза, подаренного Екатериной II Томасу Димсдейлу — врачу, привившему ее и сына от оспы в 1768 году. Под влиянием восточных образцов на Императорском фарфоровом заводе была создана чайная пара, повторяющая майсенскую роспись «шинуазри» с «золотыми китайцами» 1720–1730-х годов. Поистине уникальным экспонатом является бисквитный бюст императрицы Екатерины — копия Ж.-Д. Рашетта с мраморного оригинала Ф. И. Шубина в 1783 году. В. Царенкову удалось собрать уникальную коллекцию чашек второй половины XVIII века. Среди них есть чайные пары, одна из которых увековечивает восшествие на престол Екатерины II, а другая — принятие Павлом I титула великого магистра Мальтийского ордена.

Особенно ценна чайная пара, украшенная сплетенным вензелем и «приятнейшими тенями» — художественными силуэтами, очень популярными в XVIII веке и названными в честь контролера финансов Франции Э. де Силуэта. В данном случае изображены женщина в широкополой шляпе и ребенок с короткой стрижкой.

Ко времени правления Павла I относятся и предметы из Юсуповского сервиза: бутылочные передачи, ажурные корзинки и тарелки, украшенные видами Рима — города, восхитившего будущего императора во время его европейского турне 1781–1782 годов. Над медальонами с итальянскими видами изделия опоясывают кобальтовые бордюры с золочеными гирляндами из растительных гротесков; золоченые ручки в виде женских маскаронов и козлиных масок помогают держать рюмочные и бутылочные передачи. Есть в собрании и предметы из так называемых Приданых сервизов четырех дочерей Павла I и Марии Федоровны: белые с позолотой и изображениями итальянских видов поставки, бутылочные передачи, соусники, тарелки, которые создавались в связи с бракосочетаниями великих княжон Александры, Елены, Марии и Екатерины.

 

«Масштабные свадебные комплексы, каждый из которых насчитывал более тысячи предметов, начинали изготавливать заблаговременно, еще на стадии сложных переговоров о брачных союзах царских детей. Все эти сервизы были отправлены за границу, где они выполняли и другую функцию — свидетельствовали о технических и художественных достижениях России того времени».

 

Необыкновенно нарядны предметы из чайно-кофейного сервиза-«дежене» с цветочной росписью, видами Гатчины, Павловска и итальянских городов, созданные в 1797–1799 годах. Помещенные на золотом фоне розы, пионы, тюльпаны, маки, нарциссы, васильки, незабудки, вьюнки, ландыши придают радостный характер расположенным в центре миниатюрам любимых Павлом I и его семьей мест. Неудивительно, что фарфоровыми ансамблями-«дежене» (от фр. «завтрак») пользовались только в узком семейном кругу или даже в одиночку (комплекты «солитер» на одну персону).

 

«Если большие Приданые сервизы имели показательную дипломатическую миссию, то замкнутый характер частной жизни Павла I косвенно повлиял на создание небольших сервизов, в том числе „дежене“… <…> В соответствии с ритуалом великосветского быта той поры компактные ансамбли подносились прямо в постель или ставились рядом на специальные столики, столешница которых также могла быть фарфоровой. Именно такие сервизы, характеризующие лучшие черты виртуозного павловского фарфора, хорошо представлены в данной коллекции»

 

Представлен в коллекции и александровский ампир: парные кобальтовые вазы, псевдокитайские вазы «мэйпинь», чайные сервизы-«дежене», предметы из Бибигонского сервиза, исполненного в 1823–1824 годах специально для Большого Петергофского дворца и рассчитанного на 100 кувертов. Характерной особенностью этого огромного сервиза (более 1 000 предметов изготовлено изначально, новые изделия добавлялись вплоть до 1917 года) был широкий «перловый» позолоченный бордюр с лиственным орнаментом, вместе с миниатюрами пригородных дворцов и парков напоминавший своим пользователям об имперском величии России.

Особенно изящны голубые с позолотой предметы из чайно-кофейного сервиза-«дежене» 1820-х годов: чайник, сливочник, чайные пары, сливочник, полоскательница. Интересно, что скульптурные ручки предметов выполнены в форме голов грифонов — главной фигуры герба дома Романовых.

Сюжеты, стилизованные под китайские, покрывают грушевидные тулова парных пурпурных ваз «мэйпинь», выполненных в самом начале 1800-х годов. Помимо прямоугольных рамок со срезанными углами, золочение покрывает края ваз и орнаментированные бордюры, служит фоном для венка из синих васильков и вьюнков с зелеными листьями — элемента, вместе с древнегреческим меандром несколько нарушающего «восточный стиль» в пользу зрелого классицизма.

К эпохе Николая I относится чудесный по исполнению белый бисквитный букет в корзине на голубом фоне. Объемные лепные цветы заключены в настоящую деревянную золоченную овальную раму — оформление, удивительным образом сочетающее в себе двух- и трехмерность живописи и скульптуры. И. И. Иванов — мастер, выполнивший этот букет, прославился огромным бисквитным букетом для Всемирной выставки 1851 года в Лондоне, который ныне хранится в Государственном Эрмитаже.

Помимо изделий Императорского фарфорового завода, в коллекцию Владимира Царенкова попали предметы и московского завода Ф. Я. Гарднера: кувшины с полихромными цветочными композициями, сосуды для фруктовой воды, бутылочная передача в стиле рококо, предметы из кобальтового кофейного сервиза, украшенные живописным декором на мифологические темы. Особенно нарядным выглядит десертный поднос с цветочной росписью причудливой картушеобразной формы. Дно его снабжено округлыми гнездами для сервизных предметов, расписанных яркими букетами из роз, тюльпанов и незабудок, маков и примул; пурпурные и зеленые завитки вокруг создают впечатление характерной для рокайлей динамики.

«К основному комплексу коллекции заслуженно примыкают фарфоровые изделия завода обрусевшего английского купца Франца Яковлевича Гарднера в Московской губернии. Ассортимент частного производства отличала продукция для широкого круга среднего дворянства и состоятельных горожан. Вместе с тем лучшие произведения, создаваемые для высшей аристократии, с успехом соперничали с изделиями казенного предприятия».

 

Радуют взор и приложения к каталогу: зелено-бело-золотистый майсенский Охотничий сервиз (1766–1768), состоящий из вазочек, позолоченных серебряных приборов с расписными ручками и мисок. Обширный раздел посвящен гравюрам и рисункам, ставшим прообразами росписей фарфора из коллекции Владимира Царенкова. Кроме того, прилагается марочник, позволяющий взглянуть на обратные стороны фарфоровых изделий и увидеть помещенные на них вензеля и надписи.

Вне всякого сомнения, настоящее издание придется по душе как профессионалам, так и простым ценителям прекрасного фарфора.

 

Полистать книгу «Русский фарфор XVIII–XIX веков из собрания Владимира Царенкова»:

Основные пути поступления предметов в частное собрание — это прямые приобретения из галереи «Попов & Кº», основанной в Париже в 1920 году знатоком русского искусства А. Поповым;

а также ценные покупки через лоты национальных аукционов, в особенности Sotheby’s и Christie’s. В своем раннем бытовании большинство представленных предметов происходит из российских распродаж 1920–1930-х годов; прежде эти произведения искусства входили в коллекции дворцов высшей аристократии императорской России.

Полное представление данной коллекции широко популяризирует частное собрание, одновременно представляя возможность включения всего комплекса произведений в мировой научный оборот. Трудно переоценить значение публикации такой выдающейся коллекции, в которой отразились все лучшие черты, присущие искусству русского фарфора XVIII–XIX веков.

Опубликованные произведения вносят существенные дополнения к уже имеющимся материалам, позволяя восполнить лакуны, возникшие с давними утратами бесценных архивов Императорского фарфорового завода и рассредоточением других смежных архивных источников. Собрание служит наглядным подтверждением неисчерпаемости исследовательской работы по изучению произведений русского фарфора. Несомненно, что и для современных мастеров прикладного искусства публикации показательных предметов дают возможность освоения художественного наследия, осознания своего единства с прошлым и порождения новых творческих идей для собственных воплощений.

 

Автор: Багдасарова Ирина Радиковна

Ирина Радиковна Багдасарова — хранитель коллекции русского фарфора и керамики, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа, ученый секретарь Отдела истории русской культуры; кандидат искусствоведения. Основные направления научных интересов: русский фарфор XVIII–XIX веков; атрибуция старинного русского фарфора; консультации по современному фарфору в практиках копирования предметов старины и создания новейших произведений. Автор более 70 печатных публикаций. Автор лекций по истории отечественного прикладного искусства, в частности фарфора. Куратор и координатор выставочных эрмитажных и межмузейных проектов.

 

Авторы: 

Куратор коллекции Катерина Киндем

Дизайн Анна Сушкова

Выпускающий редактор Полина Любимова

Корректоры Анна Закирова, Екатерина Нагорнюк, Нина Самбу

Верстка Любовь Комаровская, Анастасия Седяева

Цветокоррекция Павел Ермаков

Допечатная подготовка Марина Рогова

Координатор проекта Анастасия Евдокимова

Фотографы Александр Гидеон и Эдвард Рой Фокс

Фотографы Государственного Эрмитажа Павел Демидов, Юрий Молодковец, Владимир Теребенин, Леонард Хейфец

 

 

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях

 

vk blue zen red
logo

123376, г. Москва, ул. Красная Пресня, д. 28, стр. 2, офис 3/305

+7 (499) 253-90-01

fond@svyazepoh.ru

© 2019 - 2021 Фонд «Связь Эпох»
Все права защищены. Любое копирование материалов на сайте запрещено. © Дизайн и разработка.

Room Booking

Thanks for staying with us! Please fill out the form below and our staff will be in contact with your shortly.