«Связь Эпох»

Поиск

RGAE NEP 100 coverВ этом году наша страна отмечала столетие начала НЭПа — социально-экономической политики и исторического периода, представившего альтернативу командно-административной модели последующих лет. Несмотря на недолгое время своего существования, НЭП показал возможности успешного применения рыночных механизмов в стране, настроенной на свершение мировой революции. НЭП в исторической перспективе стал жизненно важной передышкой перед сталинской модернизаций 1930-х гг., передышкой, помогшей вывести сельское хозяйство и промышленность на довоенный уровень.

Настоящая публикация подготовлена при поддержке Фонда «История Отчества» и включает в себя материалы из фондов Российского государственного архива экономики. В центре издания — повседневная экономическая реальность НЭПа, которой обычно уделяется недостаточно внимания. Три раздела сборника посвящены соответственно сельскому хозяйству, торговле и промышленности, причем упор делается прежде всего на внутренней торговле — связующем звене между другими сферами экономики. Для всех разделов были определены базовые, наиболее информационно насыщенные фонды по каждому направлению. Это фонды государственных органов, призванных осуществлять руководство экономической деятельностью по определенному направлению (Наркомата земледелия РСФСР, высших советов РСФСР и СССР, Комиссии по внутренней торговле при СТО СССР, Наркомата Внутренней Торговли СССР, Наркомата внешней и внутренней торговли СССР).

Предисловие и комментарии подготовлены Е.Р. Курпатовой и В.С. Пушкаревым под общей редакцией А.В. Юрасова. Для настоящего сборника специалистами было отобрано 266 документов из 12 000, значительная часть которых ранее была засекречена. Вне всякого сомнения, «Экономика компромисса. К 100-летию НЭПа в России» существенно расширит источниковедческую базу по истории экономического развития России и СССР, восполнив имеющийся недостаток сведений по истории повседневной хозяйственной практики 1920-х гг.

     

Библиографическое описание:

Экономика компромисса. К 100-летию НЭПа в России: сборник документов / научный редактор А. В. Юрасов; ответственные редакторы Е. Р. Курапова, В. С. Пушкарев. — Москва : Кучково поле Музеон, 2021. — 872 с. ; [16] л. ил.

ISBN 978-5-907174-58-0

Издание подготовлено при финансовой поддержке Фонда «История Отечества»

Издательская  программа Фонда «Связь Эпох»

Купить

Скачать PDF

 

В 1920-е гг. советская власть сознательно пошла на уступки крестьянству, облегчив его положение за счет замены продуктовой продразверстки сначала натуральным, а затем и денежным фиксированным продналогом, и создав возможности для реализации избыточной продукции на рынке.

Важнейшими проблемами для советского правительства стали хлебозаготовки и налогообложение крестьянства. 21 марта 1921 г. декретом ВЦИК продразверстка была заменена фиксированным натуральным продналогом с различных видов сельскохозяйственной продукции (система из 13 налогов). Новый, прогрессивный налог был в два раза ниже продразверстки и не предполагал коллективной ответственности крестьян. Однако его взимание поначалу вызывало множество проблем, тяжелым ярмом ложась на плечи крестьянства, ослабленного голодом и Гражданской войной. Под угрозой конфискации всего имущества, селянам приходилось отдавать даже необходимые для посевной семена и резать скотину. Документы настоящего сборника в достаточной мере отражают сложившуюся в деревне острую ситуацию, в которой социально-экономические трудности плотно переплелись с недовольством крестьян действиями местных властей, которые активно задействовали репрессивные меры для сбора продовольственного налога.

«6) С введением новой экономической политики и продналога, беднота в деревне задыхается. В центральных губерниях беднота голодает подобно поволжанам. С богатых селений и с отдельных сильных хозяев, убиравших хлеб на 2–3 семьи, необходимо произвести дополнительный сбор хлеба в пользу голодающих.

7) Беднота требует государственной помощи: бесплатной выдачи яровых семян и денежными ссудами, ибо комитеты взаимопомощи бездействуют» («Мысли сознательных крестьян». Статья для газеты «Беднота» члена Васильевской с/х артели «Пчелка» Хломцова от 30 января 1922 г.)

 

«Тов. Ленин! Время посевной кампании ярового клина приближается, а местами уже началось, а что сделано для облегчения крестьянству, чтобы засеять яровой клин? Ничего. <…> семена все пришлось отдать при уплате продналога, скотину, коров и овец тоже очень многие порезали для уплаты продналога и за неимением чем кормить. Это теперь, а что будет дальше? Сплошной голод и смерть. Хуже, чем в Поволжье…» (Письмо крестьянина Рязанской губернии В. Чибезова председателю СНК РСФСР9 В. И. Ленину с просьбой оказания крестьянам семенной помощи в период посевной кампании от 8 апреля 1922 г.)

 

Однако постепенно деревня привыкала к новым условиям существования, восстанавливались посевные площади. В 1922 г. были разрешены применение наемного труда и аренда, вводившиеся и в сельском хозяйстве. Еще до начала сталинской «сплошной» коллективизации в 1920-е гг. активно практиковалось сельская кооперация. Прежде всего, стоит упомянуть совхозы, появившиеся сразу после конфискации земли у помещиков по «Декрету о земле». Будучи государственными хозяйствами, совхозы рассматривались пока только как образцовые хозяйства, нужные для повышения агротехники остальной деревни, а не как «застрельщики» обобществления орудий производства и введения совместного труда на селе.

«1) В общем плане работы НКЗ по восстановлению и развитию сельского хозяйства Республики совхозы должны и могут быть основными опорными пунктами проведения общей сельскохозяйственной политики, проведения отдельных экономических и агрикультурных мероприятий, распространения семенного и племенного материала и общего воздействия на окружающее сельское хозяйство. <…>

3) Совхозы при наличии правильного сочетания и рационального использования всех производственных ресурсов данного хозяйства должны быть использованы агроперсоналом для демонстрации окружающему крестьянскому населению как всего хозяйства в целом, так и в разрешении отдельных организационных и технических вопросов.» (Тезисы доклада Госсельсиндиката о совхозах, представляемого в ЭКОСО РСФСР от 13 января 1924 г.)

 

Кроме совхозов была и кооперация крестьян «снизу» в виде товариществ по совместной обработке земли, сельскохозяйственных артелей и коммун. Помимо производственных существовало множество кредитных, потребительских и производственно-сбытовых кооперативов. Последние входили в созданный в 1921 г. Сельскосоюз (Всероссийский союз сельскохозяйственной кооперации), разделенный на отраслевые союзы и отделы (в сборнике представлены документы по Пушному отделу и Маслоцентру). Советская власть не только поддерживала кооперацию, но и вела ее активную пропаганду.

Вопреки первоначальным планам властей «смычка» между городом и деревней осуществлялась через товарно-денежный обмен. В мае 1921 г. была разрешена частная торговля, начала возрождаться потребительская и сбытовая кооперация. Реализация промышленных товаров должна была осуществляться через синдикаты — специальные торговые органы. В Москве, Ленинграде и других городах заработали крупные магазины, в Нижнем Новгороде возобновилась знаменитая ярмарка, на которую снова стали привозить свои товары персидские купцы. Активно получали концессии иностранные предприниматели и фирмы (например, легендарная немецкая сталелитейная фирма «Тиссен»). Для кредитования торговли и промышленности возникли несколько новых государственных и акционерных банков, привлекался и иностранный капитал. В то же время командные высоты в экономике принадлежали государству. Внутреннюю торговлю контролировала сначала Комиссия, а затем Наркомат внутренней торговли, во внешнюю торговлю, находившуюся в ведении Наркомата внешней торговли, частный капитал не допускался вовсе.

«Я считаю, что как раз в последнее время произошла резкая перемена нашего фронта в Персии, которая дала нам положительный результат в следующем: 1) Мы окончательно отказались от старой формы применения монополии внешней торговли на Востоке, т. е. от работы только через органы НКВТ или Госторг. Мы на месте в Персии работаем исключительно через перскупцов, привлекая там, где это возможно, к участию непосредственно персидский капитал, если же привлечение капитала в некоторых отраслях еще пока преждевременно, то всю реализацию наших товаров мы проводим только совместно с персидскими купцами. 2) В целом ряде наиболее крупных видов торговли с Персией мы вовлекли и наши производственные органы, как, например, производящие сахар, нефть, хлопок. 3) Отказались от замены госторговской формы работы видом единого общества для работы [со] всеми товарами…» (Письмо наркома внешней торговли СССР Л. Б. Красина наркому внутренней торговли СССР А. М. Лежаве об успешной деятельности Персхлопка и Персшелка)

 

Между тем основная цель НЭПа — получение с крестьянства денег на проведение индустриализации — удавалась не вполне. Хотя советская промышленность в целом и вышла на довоенный уровень к 1927 г., периодические кризисы хлебозаготовок мешали успешному обмену сельскохозяйственной продукции на промышленные товары, приводили к нарушению снабжения промышленных центров, «ножницам цен». О недовольстве крестьян положением, при котором на государственном уровне цены на сельскохозяйственную продукцию были ниже цен на промтовары, достаточно ясно сообщает следующий документ:

«В чем выражается «союз рабочих и крестьян»? Почему это так? Часто приходится читать в газетах и слышать от так называемых работников советских органов. «Мы наступили на довоенный уровень с промышленностью». Но чем это доказать? Что-то ничего не видно, из чего бы можно было заключить, что мы подошли к довоенному уровню с промышленностью. Я беру промышленно-товарную сторону. Если мы производительностью промышленных товаров подошли к довоенному, то почему же громадная разница в ценах. <…> Уж не потому ли высокие цены на промышленные товары, что эти самые товары оторваны от масс. Прежде чем дойти тем или иным товарам в деревню, они проходят целый ряд трестов, синдикатов и т. п. учреждений, которые битком набиты должностными лицами, получающими большое жалование, но совершенно ненужными <…> Везем мы на рынок свой товар, а там торгаш кулак или Госторг говорит: «Вот тебе цена», а тут выгодно-невыгодно, приходится отдавать, так как говорят: «Дороже не имеешь права», кто же это установил право? И почему? А приходишь в лавку за товаром, который проходит через руки рабочих, там сразу бросается тебе в глаза «Цены без запроса», и тут уже цены установлены! Опять обошлись без тебя, крестьянина» (Письмо крестьянина Тамбовской губернии М. И. Полякова в редакцию «Крестьянской газеты» о высоких ценах на промышленные товары [Не ранее 19 мая 1926 г.])

 

Ориентированный на рыночные отношения НЭП неизбежно делал упор на развитие легкой промышленности, способной наполнить товарами потребительский рынок. Обычным явлением было широкое распространение кустарных промыслов. Уступкой большевистской власти рынку была частичная денационализация промышленных предприятий преимущественно легкой и пищевой промышленности при сохранении в руках государства крупных и стратегически важных предприятий, связанных с энергетикой, добычей и переработкой нефти, металлургией. Для управления государственным сектором экономики в 1921 г. был создан Госплан. В промышленности, не исключая и государственных предприятий, активно внедрялись принципы хозрасчета и рентабельности:

«Отмечая усиленное развитие экспортных операций в нефтепромышленности, вместе с тем необходимо указать, что степень рентабельности отдельных видов этих операций (например, отдельно по нефтепродуктам и пр.) не в достаточной мере выяснена, необходимо также поставить на разрешение в ближайшее время. <…>

Перспективы на [19]25/26 год для нефтяной промышленности благоприятные и по предварительным расчетам несколько превышают технически возможные достижения в предстоящем году. При разработке программы на [19]25/26 год необходима будет поэтому увязка ее с программой каменноугольной промышленности, учитывая технические возможности и необходимость сохранения известной гармонии в их дальнейшем развитии” (Обзор отдела финансирования и торговли ГЭУ ВСНХ СССР «Краткая характеристика финансового положения основных отраслей промышленности» от 23 апреля 1925 г.)

Видовое многообразие представленных в настоящем издании документов позволяет по-настоящему комплексно рассмотреть экономическую повседневность 1920-х гг. В центре внимания находится переписка между различными организациями и учреждениями, так как именно через отдельные факты, приводимые в письмах, и выстраивается совокупная текущая история экономической действительности периода НЭПа. Значительное место в сборнике отведено документам, содержащим описание и анализ развития текущей экономической ситуации в той или иной области экономической деятельности (отчеты, доклады, докладные записки, справки, обзоры). Обильно представлены также статистические материалы, договоры, уставы. Все вместе, эти документы рисуют перед читателем достаточно полную картину этого противоречивого периода.

 

Полистать книгу
Экономика компромисса. К 100-летию НЭПа в России: сборник документов

 

  

Дизайн-макет: Марина Миллер

Выпускающий редактор: Александра Громыхина

Редактор, корректор: Нина Самбу

Верстка: Борис Кащеев

Цветокоррекция: Сергей Панфилов

Подготовка к печати: Марина Рогова

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях

 

facebook blue vk blue instagram zen red zen red
logo

123376, г. Москва, ул. Красная Пресня, д. 28, стр. 2, офис 3/305

+7 (499) 253-90-01

fond@svyazepoh.ru

© 2019 - 2021 Фонд «Связь Эпох»
Все права защищены. Любое копирование материалов на сайте запрещено. © Дизайн и разработка.

Room Booking

Thanks for staying with us! Please fill out the form below and our staff will be in contact with your shortly.