Проект «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом»

Поиск

cherch653472897653427801.jpg

Фото: Британцы дали слово. Отправка танков в Советский Союз 1941–1942 ГИМ


28 сентября 1941 года в Москву прибыли две делегации — английская и американская. С учетом ошибок начала войны союзники направили в качестве переговорщиков весомых политиков. От Великобритании приехал член кабинета лорд Бивербрук, президент Рузвельт направил своего спецпредставителя А. Гарримана. Предметом переговоров стали поставки оружия и боеприпасов в СССР. Союзники сошлись во мнении, что они могут в период с октября 1941 по июль 1942 года поставить в Советский Союз 500 танков, 400 самолетов, автомобили, зенитные орудия, а также необходимое для военной промышленности сырье.

cherchil_book_080420__103__0001.jpg

Фото: Представители прибывших на совещание в Москву американской и английской делегаций 28 сентябрь 1941. Фотограф Ф. И. Кислов. ГИМ


К концу сентября ситуация на советско-германском фронте складывалась тяжело: немцы упорно прорывались к Москве. В этой связи обстановка на конференции сложилась напряженная. Вместе с тем, как отмечают авторы «Великой Отечественной войны»: «Положительное влияние на зарубежных участников конференции оказал тот факт, что, несмотря на нахождение Москвы в прифронтовой полосе, налеты немецкой авиации не принесли противнику ощутимых результатов благодаря многоярусной системе противовоздушной обороны, созданной в предыдущие месяцы. Кроме того, “всех иностранных представителей, которые оказывались в Москве, поражала атмосфера спокойствия, выдержанности и четкой дисциплины”».

В целом «Большая тройка» оценила переговоры и достигнутое решение положительно. 6 октября 1941 года Черчилль писал Сталину:

«Извещение, которое я получил от лорда Бивербрука об успехе Тройственной конференции, состоявшейся в Москве, доставило мне большое удовольствие. “Bis dat qui cito dat” — тот дает вдвое, кто быстро дает. Мы надеемся проводить беспрестанный цикл конвоев, которые будут отправляться с промежутками в десять дней. Следующие грузы находятся уже в пути и прибудут в Архангельск 12 октября…».

Личное послание  У. Черчилля И. В. Сталину об отправке конвоев в СССР. 6 октября 1941. Перевод с английского языка. Оригинал на английском языке РГАСПИ: 

При этом вопрос о Втором фронте решен не был. Советской стороне было прямо заявлено, что в скором времени высадка десанта на Западном фронте невозможна. Как позже вспоминал В.М. Молотов:

«Мы у союзников войска просили, предлагали, чтоб они свои войска дали на наш Западный фронт, но они не дали, они говорили: вы возьмите свои войска с Кавказа, а мы обеспечим охрану нефтяных промыслов. Мурманск хотели тоже охранять. А Рузвельт — на Дальнем Востоке. С разных сторон. Занять определенные районы Советского Союза. Вместо того чтобы воевать. Оттуда было бы непросто их потом выгнать…».

Как считают исследователи, осторожность союзников была связана с неопределенным положением СССР. Не зная, каким образом повернется наступление на московском направление, Черчилль и Рузвельт решили выждать окончательного исхода, прежде чем начинать активную поддержку Советского Союза.

В тот момент любая поддержка Красной армии имела значение. Из директивы ГКО по транспортным вопросам от 13 октября 1941 года: «Поддержать все мероприятия англичан, направленные на увеличение в короткий срок пропускной способности Трансиранской железной дороги до нормы полного использования одноколейного пути (не менее 12 пар поездов в сутки). Настаивать при этом, чтобы до конца 1941 года англичанами было предоставлено Трансиранской железной дороге 1 000–1 500 вагонов и 100–150 паровозов».

Директивы Государственного комитета обороны СССР по транспортным вопросам Ирана. 13 октября 1941. РГАСПИ:

Еще с начала ХХ века Иран находился в зоне влияния России и Великобритании. По договору от 1907 года он был разделен на две части: Северный Иран отошел к Российской империи, тогда как южной частью Ирана распоряжалась британская корона. Несмотря на отказ от неравноправных договоров в октябре 1917 года, в целях обеспечения безопасности конвоев (обязательства по охране конвоев союзники на себя не взяли) Советский Союз пошел на повторное занятие иранской территории в 1941 году. Прагматизм приходил на смену идеологическим веяниям.

Американская сторона предоставила СССР беспроцентный заем в 1 миллиард долларов для оплаты поставок оружия и боеприпасов. Как говорилось в послании И. В. Сталина Ф. Рузвельту:

«Ваше решение, г-н президент, о том чтобы предоставить Советскому Союзу беспроцентный заем на сумму в 1 миллиард долларов на оплату поставок вооружения и сырьевых материалов Советскому Союзу, советское правительство принимает с искренней благодарностью, как исключительно серьезную поддержку Советского Союза».

Шифртелеграмма В. М. Молотова послу СССР в США М. М. Литвинову с текстом послания Ф. Рузвельта И. В. Сталину о предоставлении СССР кредита и текстом ответного послания И.В. Сталина Ф. Рузвельту 5 ноября 1941 РГАСПИ

Таким образом, казалось, что союзники нашли выгодную для себя нишу — помогать СССР, находясь при этом в стороне от активных действий.

Эта схема была нарушена уже в декабре 1941 года. Начало контрнаступления советских войск под Москвой совпало с нападением японской армии на Перл-Харбор. В обращении к нации Ф. Рузвельт заявил:

«Вчера, 7 декабря 1941 года, в день, навсегда отмеченный позором, Соединенные Штаты Америки подверглись неожиданному и предумышленному нападению со стороны военно-морских и военно-воздушных сил Японии. <...> Военные действия начались. Нельзя закрывать глаза на существование серьезной угрозы нашему народу, нашей территории и нашим интересам. С уверенностью в наших вооруженных силах, с безграничной решимостью нашего народа мы добьемся неизбежного триумфа, и да поможет нам Бог».

Складывалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, нападение Японии окончательно оформило раскол мира на два враждующих лагеря: Ось и Союзники. С другой стороны, вступление США и Великобритании в войну на Тихоокеанском театре означало, что они не смогут в обозримой перспективе десантироваться в Европе. Однако в тот момент в СССР эта идея на время потеряла актуальность. Наметившееся изменение обстановки на фронтах привело к переменам в дипломатических требованиях. Когда в середине декабря 1941 года в Москву прибыл глава Форин-офис А. Иден, главной темой переговоров стало послевоенное мироустройство. Вместе с тем именно эти переговоры, по мнению исследователей, обозначили очередной этап консолидации «Большой тройки».

cherchil_book_080420__123__0001.jpg

Ф. Рузвельт подписывает объявление войны против Японии. 8 декабря 1941. Национальное управление архивов и документации, США


1 января 1942 года в Вашингтоне была подписана Декларация Объединенных Наций, которая окончательно оформила военно-политический союз 26 государств, борющихся с нацизмом. Впоследствии к Декларации присоединилось еще 21 государство. Таким образом, та реальность, которая возникла еще во второй половине 1941 года, получила юридическое оформление.

В конце мая 1942 года начинается западное турне наркома иностранных дел В.М. Молотова. По словам Феликса Чуева, автора книги «Сто сорок бесед с Молотовым»:

«Идея перелета возникла у Сталина в конце 1941 года после Московской битвы. Сталин считал, что успехи Красной армии кратковременны, и он должен полететь к премьер-министру Англии Черчиллю в Лондон, а затем к президенту США Рузвельту в Вашингтон, чтобы добиться от союзников открытия второго фронта в 1942 году, — по крайней мере, получить от них нужные документы... И Молотов на одиночном четырехмоторном бомбардировщике Пе-8 в мае 1942 года летал над оккупированной немцами Европой в Лондон, а затем через океан — в Вашингтон… Полет был очень тяжелым и по метеоусловиям, и по боевой обстановке...».

cherchil_book_080420__131__0001.jpg

Прибытие В. М. Молотова в Лондон для переговоров об открытии второго фронта. 20 мая 1942. АВП РФ


Молотов прибыл в Лондон 20 мая. Переговоры шли нелегко, но 26 мая было подписано советско-британское соглашение. Стороны договорились координировать действия и не заключать сепаратных договоров с противником. Вторая часть договора, которая должна была оставаться в силе в течение 20 лет, была нацелена на послевоенное сотрудничество.

На следующий день Молотов вылетел в Вашингтон. Сложнейший перелет через Атлантику закончился благополучно — глава советской делегации прибыл на аэродром Кусбэй, откуда направился в Белый дом на встречу с президентом Рузвельтом.

6743829164981624616246128.jpg

Ф. О.Солсбери Подписание англо-советского договора. 26 мая 1942 года. 1943


Из донесения В. М. Молотова (30 мая 1942 года):

«Я поставил вопрос о желательности летом и осенью этого года оттянуть на Западный фронт хотя бы 40 германских дивизий. В ответ на это Рузвельт и Маршалл заявили, что всячески хотят это сделать, но пока дело упирается в недостаток судов для переброски войск во Францию. Ничего конкретного они мне не заявили».

На обратном пути Молотов прилетел в Лондон, где направился к британскому премьеру Черчиллю с совместным советско-американским коммюнике, в котором говорилось об открытии Второго фронта в 1942 году. Растерянный премьер был вынужден согласиться с решением союзников. Таким образом, по возвращении Молотова в Москву Советский Союз получил моральное право требовать от союзников соблюдать взятые обязательства.

Однако дьявол скрывался в мелочах. Коммюнике не оговаривало, где именно будет открыт фронт, этим и воспользуются США и Великобритания.

Проект «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом» реализован при поддержке фонда президентских грантов

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях

 

facebook blue vk blue zen red
logo

123376, г. Москва, ул. Красная Пресня, д. 28, стр. 2, офис 3/305

+7 (499) 253-90-01

fond@svyazepoh.ru

© 2019 - 2020 Фонд «Связь Эпох»
Все права защищены. Любое копирование материалов на сайте запрещено. © Дизайн и разработка.

Room Booking

Thanks for staying with us! Please fill out the form below and our staff will be in contact with your shortly.