Проект «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом»

Поиск

1261925661265162561251.jpg

Фото: Тегеранская конференция. И. В. Сталин, Ф. Рузвельт, У. Черчилль позируют перед фотографами 29 ноября 1943 Президентская библиотека и музей Франклина Д. Рузвельта

Итак, расположившись на полях конференции, «Большая тройка» могла приступать к переговорам. В течение четырех дней, с 28 ноября по 1 декабря 1943 года, И.В. Сталин, У. Черчилль и Ф.Д. Рузвельт обсудили ряд вопросов, связанных с дальнейшим ведением войны и разгромом Германии, открытием Второго фронта, участием СССР в войне против милитаристской Японии. Затрагивались также польский, иранский вопросы и другие.

Обмен нотами уже после конференции свидетельствует, что стороны остались довольны переговорами:

Личное и секретное послание Ф. Рузвельта И.В. Сталину, 4 декабря 1943 года:

«Я считаю, что конференция имела большой успех и что она является историческим событием, я уверен в этом, как гарантия не только нашей способности вести войну совместно, но также работать для грядущего мира в полнейшем согласии. Наши личные совместные разговоры доставили мне большое наслаждение и особенно случай встречи с Вами с глазу на глаз».

cherchil_book_080420__224__0001.jpg

Нота советника посольства США в Москве М. Гамильтона В. М. Молотову

с текстом личного и секретного послания Ф. Рузвельта И. В. Сталину

4 декабря 1943. Перевод с английского языка. РГАСПИ


Из воспоминаний А. А. Громыко, советского посла в США:

«В один из декабрьских дней 1943 года мне довелось беседовать с министром почт Франком Волкером, который входил в ближайшее окружение Рузвельта. Он сказал:

— Эти итоги весьма высоко оцениваются американским правительством. В официальных кругах существует единодушное мнение о том, что встреча в Тегеране открывает этап дальнейшего укрепления дружественных связей между Соединенными Штатами и Советским Союзом».

О чем же договорились союзники в Тегеране?

На протяжении долгого времени основными источниками, сообщающими о ходе Тегеранской конференции, были стенограммы заседаний, которые велись сторонами и были впоследствии опубликованы. Из воспоминаний переводчицы З. В. Зарубиной: «Пленарные заседания начинались в четыре часа дня. Но дело все в том, что это только за столом переговоров, однако, кроме этого, были ланчи, встречи один на один, потом пленарное заседание, потом ужин. По существу, это было бесконечное общение. Просто не знаю, как выдержали все это переводчики. Стенограмм тогда не вели… не было официального протокола. И поэтому одна из причин разночтений именно в этом. У одних одна запись, у других другая. Стали сравнивать записи, они не всегда сходились». Помимо протоколов, многие участники конференции оставили воспоминания, поэтому мы можем составить достаточно исчерпывающее представление о том, что происходило на конференции.

Более того, в нашем распоряжении есть материальные свидетельства эпохи. На выставке «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом» представлены предметы, которые окружали лидеров «Большой тройки» в Тегеране. 

1862956126561289561265896.png

Телефонный аппарат находился в кабинете И. В. Сталина на Тегеранской конференции. Ручки перьевые использовались во время Тегеранской конференции. Пепельница находилась в одном из кабинетов советского посольства во время Тегеранской конференции.


Итак, 28 ноября состоялась первая встреча лидеров трех стран. Первым слово взял Рузвельт. По воспоминаниям участников конференции, американский президент вел себя уверенно, даже вальяжно. З.В. Зарубина вспоминала, что Рузвельт вел себя с британским и советским руководителями как богатый дядюшка, который приехал навестить своих бедных родственников. Видимо, это образное выражение пришло ей на ум в связи со словами Рузвельта о рождении «новой семьи» Объединенных Наций.

Свое выступление Рузвельт начал с Тихоокеанского театра военных действий, в котором были преимущественно задействованы американские войска. Затем он перешел к проблеме, живо интересовавшей советскую дипломатию, — Второму фронту. Говоря о том, что фронт будет открыт около 1 мая 1944 года, американский президент также заметил, что он может быть открыт не только в районе Ла-Манша. Например, англо-американские войска могли бы быть задействованы в районе Адриатического и Эгейского морей. В этом случае высадка в районе Ла-Манша будет отложена на 2–3 месяца. Сталин настаивал, что Италия не подойдет для открытия Второго фронта, поскольку через нее не получится нанести серьезный удар по Германии, в то время как со стороны Франции немецкие части очень слабы. Советская сторона предлагала начать операции на севере и юге Франции, чтобы максимально ослабить немцев, в то время как британский премьер предлагал варианты с высадкой десанта на Балканах и включением в войну против Германии Турции. Однако было очевидно, что таким образом англичане попытаются прервать продвижение советских войск в Европе, что не могло устраивать Сталина. Вопрос об операции «Оверлорд» оставался для него главным.

cherchil_book_080420__222__0001.jpg

Президент США Ф. Рузвельт Ноябрь 1943 Дарственная надпись (перевод с английского языка): Посольству СССР в Тегеране в память о радушном гостеприимстве. Ноябрь 1943 Франклин Рузвельт ГИМ


На второй день конференции, 29 ноября, стороны продолжили рассмотрение вопроса о высадке на севере Франции, но уже на уровне военных экспертов. Жаркие споры вновь развернулись вокруг времени проведения операции.

Из советской стенограммы:

«Сталин. Если возможно, то хорошо было бы осуществить операцию “Оверлорд” в пределах мая, скажем 10–15–20 мая.

Черчилль. Я не могу дать такого обязательства.

Сталин. Если осуществить “Оверлорд” в августе, как об этом говорил Черчилль вчера, то из-за неблагоприятной погоды в этот период ничего из этой операции не выйдет. Апрель и май являются наиболее подходящими месяцами для “Оверлорда”.

Черчилль. Мне кажется, что мы не расходимся во взглядах настолько, насколько это может показаться. Я готов сделать все, что в силах британского правительства, для того, чтобы осуществить операцию “Оверлорд” в возможно ближайший срок. Но я не думаю, что те многие возможности, которые имеются в Средиземном море, должны быть немилосердно отвергнуты, как не имеющие значения, из-за того, что использование их задержит осуществление операции “Оверлорд” на 2–3 месяца.

<…>

Сталин. По Черчиллю выходит, что русские требуют от англичан того, чтобы англичане бездействовали.

Черчилль. Если суда будут отправлены из района Средиземного моря, то в результате значительно сократится масштаб операций в этом районе. Маршал Сталин помнит о том, что на Московской конференции были указаны условия, при которых операция “Оверлорд” может быть успешной. Эти условия предусматривают, что во Франции будет находиться к моменту вторжения не более 12 германских мобильных дивизий и что в течение 60 дней немцы не смогут перебросить во Францию для пополнения своих войск более 15 дивизий. <…>

Сталин. Сколько времени мы намерены оставаться в Тегеране?

Черчилль. Я готов не есть, пока эти директивы не будут разработаны.

Сталин. Речь идет о том, когда мы намерены закончить нашу конференцию.

Рузвельт. Я готов находиться в Тегеране до тех пор, пока в Тегеране будет находиться маршал Сталин.

Черчилль. Если будет необходимо, то я готов навсегда остаться в Тегеране».

Однако уже на следующий день дата операции была согласована.

1296596129865981625986192865.jpg

Изложение вопросов Тегеранской конференции 10 декабря 1943. Правка по тексту красным карандашом И. В. Сталина РГАСПИ


Из воспоминаний З. В. Зарубиной:

«Когда 29 ноября 1943 года они разошлись после ужина, то его советник Гарри Гопкинс по просьбе Рузвельта поздно вечером пришел в британское посольство. О чем они там говорили, трудно судить, но, как потом лично мне передавали участники конференции, Гопкинс сказал Черчиллю: перестань дурака валять, давай назовем точную дату открытия второго фронта.

Следующий день — дата рождения Черчилля. Меня с утра вызывают и говорят: срочно готовься, будешь переводить Сталина и Черчилля, очень конфиденциальный и важный разговор. Арнольд Бирс потом рассказывал: “Я иду и думаю — вот неужели сейчас я узнаю эту историческую дату — день открытия второго фронта. Я один буду знать этот секрет! Как я его удержу?” Все чувствуют — кульминация!

Сталин очень хорошо принял Черчилля, хотя встреча не была запланирована. Сказал — пожалуйста, садитесь и поинтересовался как бы между прочим: ну, так как там со вторым фронтом? Черчилль ответил — сегодня за ланчем.

За ланчем собрались три руководителя стран антигитлеровской коалиции. Три руководителя и три переводчика — шесть человек. Там и была оглашена эта историческая дата. И 30 ноября 1943 года все уже расслабились, потому что решение уже принято и сегодня день рождения Черчилля».

День рождения британского премьера был отмечен с размахом. Позже он вспоминал:

«Это был памятный день в моей жизни. Справа от меня сидел президент Соединенных Штатов, слева — хозяин России. Вместе мы фактически контролировали все флоты и три четверти всей авиации в мире и управляли армиями примерно в 20 миллионов человек, участвовавшими в самой ужасной из всех войн в истории человечества... Рузвельт преподнес мне в подарок прекрасную персидскую фарфоровую вазу; она разбилась в пути, когда я возвращался на родину, но была чудесно восстановлена, и я храню ее среди прочих дорогих для меня вещей.

Во время обеда у меня завязался исключительно приятный разговор с обоими моими знатными гостями. <…>

Когда наступило время, я предложил тост за здоровье наших знаменитых гостей, а президент предложил тост за мое здоровье и пожелал мне много лет здравствовать. После него выступил Сталин в таком же духе.

Затем было предложено много неофициальных тостов, согласно русскому обычаю, который, безусловно, очень хорошо подходит для банкетов такого рода. <…>

Затем мы перешли в приемную и там прохаживались группами. Я чувствовал, что мы достигли такой солидарности и такого настоящего товарищества, каких никогда прежде не достигали в этом великом союзе».

Заседание 1 декабря было посвящено вопросам послевоенного мироустройства и механизмам обеспечения прочного мира. По воспоминаниям участников, последний день конференции был очень скомканным.

Тегеранская конференция, по мнению историков, стала зенитом «Большой тройки»

Это мнение справедливо и в плане установления отношений между Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем. Три лидера впервые встретились в Тегеране вместе и получили возможность обсудить насущные проблемы без посредников. С этого момента контакты Рузвельта и Сталина стали более доверительными, что в определенный момент стало беспокоить Черчилля. Но главное достижение заключалось в том, что работа продолжалась. «Большая тройка» крепла день ото дня.

 

Проект «Сталин, Черчилль, Рузвельт: совместная борьба с нацизмом» реализован при поддержке фонда президентских грантов

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях

 

facebook blue vk blue zen red
logo

123376, г. Москва, ул. Красная Пресня, д. 28, стр. 2, офис 3/305

+7 (499) 253-90-01

fond@svyazepoh.ru

© 2019 - 2020 Фонд «Связь Эпох»
Все права защищены. Любое копирование материалов на сайте запрещено. © Дизайн и разработка.

Room Booking

Thanks for staying with us! Please fill out the form below and our staff will be in contact with your shortly.